"Трудно объяснить пациенту, почему за лечение от COVID-19 приходится платить": интервью с врачом Ольгой Кобевко

Дата публикации
Поделиться:
WhatsApp
Viber
"Трудно объяснить пациенту, почему за лечение от COVID-19 приходится платить": интервью с врачом Ольгой Кобевко

Инфекционист рассказала о проблемах в медицине, как изменился коронавирус, и почему тесты иногда "не видят" COVID-19.

В больницах растет количество людей с коронавирусом, кислородозависимых пациентов становится все больше, а обещанные бесплатные лекарства не всегда есть в медучреждениях. Часто больным приходится самостоятельно покупать дорогие препараты, а волонтерам — искать деньги на кислородные концентраторы. Почему это так, чего боятся врачи и чего ожидать в дальнейшем от пандемии украинцам? Об этом в первой части интервью ТСН.ua рассказала врач-инфекционист Черновицкой областной больницы Ольга Кобевко.

Вы работали с больными COVID-19 от начала пандемии в марте 2020 года. Что изменилось с тех пор: стал ли коронавирус протекать легче или наоборот?

Я вообще не отличаю эти периоды. Просто в начале был большой наплыв пациентов. Затем началось разграничение по заведениям, и стало немного легче.

Что касается самого вируса, то действительно есть разница, какие-то минимальные вещи. Например, то, что мы не наблюдали в начале — тогда больше болели люди старшего возраста, а сейчас мы видим, что очень много молодых. Недавно была информация, что в Ивано-Франковской области умер ребенок. Мы знали, что коронавирус будет "становиться моложе", потому что видели, что есть тенденция по возрасту. Это то, что для нас изменилось.

То есть можно сказать, что коронавирус стал опасным для детей и молодежи?

Он и был опасен для детей и молодежи. Мы это понимали и готовились к этому. Уже тогда китайцы давали исследования по детям, но почему-то наши ученые не хотели воспринимать иностранные источники.

Просто мы забыли, что в начале был жестккий карантин, когда не работали общественные заведения и транспорт. Поэтому тогда, возможно, было меньшее распространение. И погода также не способствовала тесному контакту. А вот когда люди стали больше праздновать, в частности, свадеб, мы тогда уже замечали вспышки инфекции. На торжествах также присутствовали дети и молодежь. У нас уже были смерти и 39-летних и 40-летних, очень молодых людей.

Произошли ли изменения в лечении COVID-19?

В общем лечение не изменилось.

"ПОМОГАЛИ СПОНСОРЫ И ВОЛОНТЕРЫ"

Обеспечение больницы, медиков — как было и как есть сейчас? Чего не хватает?

Есть три вещи, о которых я говорила тогда и говорю сейчас. Их нужно подготовить в полном объеме, на 100%:

1) это резерв медиков. Ведь медики — такие же люди, и так же болеют;

2) это кислород, потому что все пациенты имеют дыхательную недостаточность в связи с тем, что развивается тяжелая пневмония

3) это средства индивидуальной защиты.

Вот эти вещи должны быть совершены. По средствам индивидуальной защиты нам очень много помогали спонсоры и волонтеры. И до сих пор у нас есть еще те средства, которые нам приносили в апреле.

Что касаетсья кислорода, то учреждения городского подчинения очень хорошо подготовились и они почти все обеспечены станциями централизованной подачи кислорода, который сразу попадает к пациенту концентрированным. Это та вещь, которая очень нужна. А вот заведения областного подчинения, к сожалению, совсем не готовы. У нас есть определенная специфика нашей облгосадминистрации. Она безразлично к этому относится, поэтому на сегодняшний день это так. Для меня обеспечения кислородом — очень болезненная тема.

И третье — резерв медиков. Глупости, которые я сейчас слышала о том, что будут привлекать студентов-медиков (к помощи пациентам с COVID-19), этого я не могу понять. Ведь для них нет ни оплаты, ни компенсации, ни юредической защиты. Не знаю, как они это хотят сделать, пока я не вижу этого на практике.

Если для студентов нет никакой юридической защиты, то это должно быть по желанию. Думаю, сначала правильно было бы привлечь специалистов, а после того, уже по желанию, молодых медиков.

Есть ли уже кадровая нехватка медиков в больницах вашей области?

Это начинается, это первые шаги нехватки медиков. У нас есть медики, которые болеют по второму разу. То есть те, которые болели в начале и сейчас медики, у которых повторно подтвержден коронавирус. К этому нужно было готовиться еще тогда, с февраля. Не знаю, есть ли какие-то шаги у руководства, пока их не видела.

"НА БОЛЕЕ 100 КРОВАТЕЙ, ЕСТЬ ТОЛЬКО 4 ТОЧКИ ПОДАЧИ КИСЛОРОДА"

Какова ситуация с обеспечением кислорода в Черновицкой областной больнице?

У нас есть очень проблемная ситуация в областной больнице, ведь у нас на более чем 100 коек, есть только 4 точки подачи кислорода. То есть мы можем предоставить одновременно помощь только четырем пациентам, в которых развивается дыхательная недостаточность.

Так и было в начале у нас. У нас была очень большая проблема. Я начала говорить об этом в соцсетях. Иногда даже были такие тяжелые ситуации, когда приходилось забирать маску у одного человека и давать другому. Это было очень сложно. И когда приехали к нам первые журналисты и начали это все освещать на общеукраинском и даже мировом уровне, тогда к нам присоединилось много волонтеров, и нам подарили около 14 концентраторов. Сегодня точное количество не скажу, потому что большинство из них очень быстро выходит из строя, ведь концентраторы дают меньшую концентрацию кислорода и они не предназначены для круглосуточной работы, а у нас они работают круглосуточно. Даже если одному пациенту он уже нужен, то мы подключим другого. Также у нас были кислородные подушки, которые мы заправляли кислородом и давали людям. Их хватало на 15 минут, иногда до 30. И вот эти вещи оказали нам волонтеры.

Сегодня у нас есть 4 точки подачи кислорода, и на утро было 11 концентраторов. А в отделении около 70 пациентов, 30% из них нуждаются в дотациях (поставка кислорода. — Ред).

Необходимо устанавливать станции централизованного снабжения кислородом. Я знаю, что в других областях ситуация с этим намного лучше, чем в Черновицкой области.

Инфекционное отделение Черновицкой областной больницы, фото/Ольга Кобевко

"САМОЕ СТРАШНОЕ — СОЕДИНЕНИЕ ИНФЕКЦИЙ"

Немало врачей сообщают, что количество кислородозависимых пациентов увеличилось, так ли это?

Это так. Мы должны просто понимать, что сейчас период простудных заболеваний, и это не только коронавирус, есть и другие респираторные инфекции. Их очень много. Возбудителями могут быть различные вирусы, которые могут нести поражения дыхательной системы, и как следствие может развиться дыхательная недостаточность. И самое страшное, чего мы боимся — сочетание этих инфекций. Это может быть очень сложно и проблематично. Ибо мы не знаем, какой может быть ход и последствия. Это проблема.

Стало ли больше тяжелых пациентов, если сравнивать с предыдущими двумя месяцами?

Да, количество пациентов увеличилось, ведь многие семейные врачи уже начинают лечить дома. Но у людей развиваются тяжелые пневмонии, еще некоторое время они остаются дома, а потом направляются в стационар. В моем отделении судить об этом нельзя, потому что мое отделение уже для среднетяжелого и тяжелого течения. Ибо пациенты, которые имеют легкое течение болезни, они находятся на районном уровне, или амбулаторно, то есть дома.

"МЫ НЕ МОЖЕМ ЗАПОЛНЯТЬ КРОВАТИ ЛЕГКОБОЛЬНЫМИ"

Бывали случаи, что в вашу больницу привозили людей, которым не нужна была госпитализация?

Очень много. У нас есть такие интересные случаи, например, есть пациенты, которые чувствуют себя где-то более-менее, но по тем показателям, которые мы диагностируем, они уже нуждаются в госпитализации и помощи. Тогда нам приходится их уговаривать, чтобы оставить их в стационаре. А есть, наоборот, такие люди, которые хотят госпитализироваться, потому что у них подтвержден коронавирус, но при этом проявлений болезни нет. У них паника и они боятся оставаться дома. В этом случае есть очень большая проблема, ведь мы не можем заполнять кровати такими легкими пациентами, ведь в любой момент могут привезти тяжелого пациента, которому мы не сможем оказать помощь. Здесь должен работать принцип медицинской сортировки. И на нас очень много людей обижаются, потому что думают, что мы не хотим им помочь.

Почему растет количество больных: это нарушение карантина или эпидемиологический процесс?

Я думаю, здесь есть несколько факторов. Первый — мы больше тестируем людей. Второе — действительно, люди устали от карантина или расслабились, не могу сказать, какова причина такого более легкого восприятия эпидемиологической угрозы. И они больше контактируют, больше собираются в большие группы, например, свадьбы, или другие торжества. И период простуд этому способствует. Вирусы вообще любят такую погоду: туман и холод.

ПОЧЕМУ ТЕСТЫ ИНОГДА НЕ ОБНАРУЖИВАЮТ КОРОНАВИРУС

Бывают случаи, что у человека есть все признаки COVID-19, а тесты показывают отрицательный результат?

Очень много. И последний пример — смерть врача из Почаева Тернопольской области Ивана Венжиновича. Он с первых дней работал с пациентами, больными COVID-19, и когда он сам заболел и был в тяжелом состоянии, его тесты были отрицательными. Но там была типичная клиника и, к сожалению, этому погибшему врачу не будут это учтено, как профессиональное заболевание. И это неправильно.

С чем это может быть связано?

Во-первых, может быть концентрация вируса очень мала, чтобы ее чувствовал аппарат. Во-вторых, может быть уже период того, что вируса уже нет, но развились осложнения. В-третьих, может быть человеческий фактор при исследовании и заборе мазка.

Что в таком случае делать больному? Его госпитализируют без положительного теста?

Да, мы часто госпитализируем пациентов, даже если ПЦР — отрицательный, но мы видим типичную клинику. И часто повторные образцы бывают положительными.

Многие говорят о волнах коронавируса: где мы сейчас?

Я говорила еще в начале, что не нужно разделять на первую, вторую волну. Мы просто можем говорить о том, что увеличивается или уменьшается количество инфицированных, ведь у нас не было остановки циркуляции коронавируса. Можно сказать, что у нас сейчас вторая волна. У нас на Буковине она началась после августа, ведь стало много свадеб и мы наблюдали увеличение количества инфицированных. И сейчас с изменением погоды, похолоданием, циркулированием других вирусов, мы снова видим увеличение количества пациентов.

ЧЕГО ОЖИДАТЬ ДАЛЬШЕ?

Как считаете, чего ожидать от коронавируса в зимний период?

Самое страшное, это сочетание нескольких инфекций вместе с коронавирусом, потому что мы еще не можем знать, как будет протекать заболевание. У нас еще нет такого опыта. Но это очень страшно, потому что мы знаем, как протекает одно заболевание, как протекает другое, и если они соединятся в одном организме, это будет не очень приятная ситуация. И мы еще не знаем, как будем к этому подходить в лечении.

Почему в Украине коронавирус "просыпается" после 22:00? Ведь многие ограничительные меры, например, на работу баров и ресторанов, начинают действовать именно с этого времени.

Я не понимаю этого и не хочу понимать. Первый момент: я очень не понимаю нашего выборочного карантина. Я не понимаю государство, в котором школа закрыта, а ресторан открыт. Не может садик быть закрытым, а ночной клуб открытым. Это ненормально. Лучше, наверное, что бы рестораны были закрыты днем, там бы было меньше людей, чем ночью. Это нонсенс.

Как оцениваете ситуацию с COVID-19 в Украине, которая уже возникла? Является ли она критической и возможен медицинский коллапс, как это мы видели в Италии и Испании?

Нет, она не является критической, конечно, хотелось бы лучше. Я надеюсь, мы не дойдем до коллапса. Надеюсь, нам хватит сил и средств, пока не будет изобретена вакцина. Когда изобретут вакцину, ситуация будет управляемой и я очень жду этого времени и надеюсь, это будет быстрее. Коронавирус — непредсказуемая инфекция, это то, что поразило всю планету — и это очень страшно.

ПОЧЕМУ ЗА ЛЕЧЕНИЕ ПРИХОДИТСЯ ПЛАТИТЬ?

Существует ли бесплатное лечение от COVID-19, которое еще весной гарантировало государство и дало на это 66 млрд грн? Почему пациентам приходится платить за лечение от COVID-19?

Почему людям пришлось платить за лекарства? Пожалуй, не потому, что у нас где-то чего-то нет, а потому, что у нас — бесконтроль. У нас просто нет контроля, есть лекарства, или их нет. У нас есть очень большая проблема, потому что каждый чиновник пытается перед микрофоном сказать, что у нас действительно бесплатное лечение и все пациенты с коронавирусом могут его получить. А в это время, мы, медики, остаемся в тех костюмах, респираторах и очках посреди отделения у постели пациента. И нам объяснить ему очень трудно, почему он услышал по телевидению, что лечение должно быть бесплатное, а его семье приходится покупать большое количество лекарств, чтобы его спасти.

Я даже когда была на эфирах с министрами в средствах массовой информации, я несколько раз просто просила: не вредите, просто не говорите такие вещи. А если нет, то контролируйте те местные органы, которые должны отвечать за закупку лекарств.

Врачи не могут отвечать за материальную базу: наличие лекарств, кислорода, аппаратов в медучреждениях, потому что мы не имеем таких полномочий. Мы работаем своим умом, своими руками, своим опытом.

Обеспечена ли Черновицкая областная больница необходимыми лекарствами для пациентов с COVID-19?

Наша областная больница частично обеспечена препаратами, которые есть в перечне протокола медикаментозного лечения коронавируса. Но некоторые вещи люди вынуждены докупать еще, учитывая индивидуальный подход к пациенту. Возможно, у человека развились осложнения со стороны других органов и нужно еще какие-то медикаменты.

Сколько приходится заплатить за лечение пациенту, у которого ход заболевания средней тяжести или тяжелый?

Во-первых, все зависит от того, какие медикаменты и в каком количестве есть в отделении. Во-вторых, опять же — индивидуальный подход — какие у человека развились осложнения и какие именно нужны препараты. Это все редкие случаи. Действительно, препараты недешевые, которые назначают для разжижения крови, антибиотики, некоторые дополнительные лекарства. И очень страшно то, что препараты, на которых есть спрос в аптеках, очень страшно менялись в цене. Опять же, это вопрос бесконтрольности в государстве, потому что цены нужно контролировать, особенно в такой период.

Что бы Вы изменили, учитывая Ваш опыт, в подходе к лечению коронавируса?

Ой, много, что: подход к медикам, их тестирование, резерв медперсонала, правильный режим работы. Кроме того, что необходимо материальное поощрение, потому что мы рискуем жизнью, должна быть и реабилитация даже психологическая. Также медицинские учреждения должны быть разграничены, чтобы медицинская сортировка была правильной. И обеспечение медучреждений кислородом, медикаментами. Также правильные протоколы, научные исследования, которые в Украине почти не проводятся.

Вторую часть интервью с врачом Ольгой Кобевко читайте позже на ТСН.ua.

Следующая публикация